2

8 вещей которые бесят девушек в постели


Каждый день мужчины совершают в постели одни и те же ошибки, которые приводят их к одиночеству на года.

На историях подруг я составил список. Это реально бесит девушек в постели.

“У МЕНЯ ТАКОЙ БОЛЬШОЙ”
Есть прямо особый сорт мужчин, которые любят обсудить огромность своего члена. Некоторые из них идут дальше, и в прямом смысле выпрашивают комплимент. То есть, лежат после секса и такие: “Тебе понравился мой огромный член? ” При том, что там всё скромно. Во-первых, большой член не всегда хорошо, но что ещё хуже - огромное эго. Если женщине нравится твой член - она сама об этом скажет, но выпрашивать похвалу - по-идиотски. Женщины не любят мужчин, которые разглагольствуют по поводу своих размеров, и смеются, когда ты натягиваешь xxl, хотя он совсем тебе не нужен. Для девушек это так же смешно, как для мужчин, когда они носят лифчик на размер больше.

“Я БОГ В ПОСТЕЛИ”
Ещё одно любимое мужчинами изречение, которое женщины терпеть не могут это: « Я так хорош в постели..» Зачем это обсуждать? Сделай, покажи класс. Рассказывая про свои суперспособности, ты заведомо повышаешь планку, и не оставляешь себе места на ошибку. Девушка не ждёт от тебя Нарнии в первый раз. Более того, она в принципе уже давно не ждёт никаких высших пилотажей, и простит тебе многое, но только не когда ты так много болтаешь про Себя, величайшего любовника всех времён и народов.

ПРОПУСКАТЕЛЬ ПРЕЛЮДИЙ
Парни любят загнать без “здрасьте”, думая: «Нормальком!» “Ну да, а чё – она ж молодая и всегда готовая”, - думают они, всаживая с разбега. Никто не просит комплексного массажа на три часа, постоянных свечей и лепестков роз, но без прелюдий и ласки, не удивляйся сухому, как египетская пустыня, влагалищу. Особенно если твоей девушке уже давно не 18. Ты же тоже затираешься. И потом, сам факт постельных ухаживаний показывает твоё отношение к ней, и если ты вложишь в свою похоть немного чувств, она обязательно растает и потечёт под тобой. Кидай палки на улице. Дома - верши секс.

БУРЕНИЕ НЕФТЯНОЙ СКВАЖИНЫ
Бабы ненавидят мужчин, которые норовят засадить по самые гланды и думают, что в глубине весь смысл. На лицо её глянь. Уверен, что она в восторге? Точка G находится всего в пяти сантиметрах от входа. Понятное дело, что им нужно больше, чем пять, но каждый раз чокаться членом с шейкой матки правда, не надо. Это не делает из тебя крутого, а кому-то даже доставляет реальную боль. Отдай себя полностью, но будь аккуратен, если видишь, обычно по лицу, что для неё это слишком глубоко. Не уверен? Просто спроси. И помни: нефти там нет.

ОХ, УЖ ЭТИ НОСКИ!
Я думал, что это просто смешной стереотип из американского пирога, но нет: есть среди нас любители раздеться до сексуально-несвежих носков и залезть на неё. Чувак, больше никогда так не делай, если ты, конечно не Роберт Дауни-младший. “Этот может носить всё, что хочет”, - просит передать Роберту девочка Кристина. Сам подумай, ты целый день просидел в них на работе, ехал в метро, и теперь тащишь на кровать. Лучше презерватив надень.

ПОЧЕМУЧКА
“Тебе вот так нравится? А вот так? А вот так?” Мужик, она не гугл. Диалог в сексе должен быть, но не надо его путать с допросом. Это кровать, а не Лубянка. Нет никакого смысла спрашивать девушку каждый раз, собираясь поменять позу. Вот когда в другую дырочку метишь или опорожниться ей на лицо в конце хочешь - вопрос будет не лишним. Девушки не любят неуверенных в себе мужчин, а твои постоянные вопросы делают из тебя в её глазах именно такого.

МОЛЧАЛИВЫЙ БОБ
Ты же сам не любишь, когда она молчит и на её лице застыла морда Бассэта. Девушки тоже следят за твоей реакцией, и если ты ведешь себя как кирпич - в её голову лезут такие же мысли как и к нам: «Наверное, ему не нравится или скучно со мной». Мужчины, безусловно, более скупы на выражения эмоций, но если ты добавишь немного громкости к своему дыханию - будет самое то. Девушке важно понимать, доставляет ли она тебе удовольствие и вообще - дышишь ли.

СОСКИ – НЕ ПЛАСТИЛИН
Большинству девушек не нравится, когда их соски мнут так, будто шарик хотят лопнуть. Грудь - очень нежная часть тела. Её можно целовать, ласкать, и даже слегка прикусывать, но только не доить как корову. Любые манипуляции руками должны быть очень аккуратными, без пережима. Женская грудь - не вымя, и в остальных случаях, где девушка любит пожёстче - она даст знать.


Поспорить с автором лично можно тут - https://www.facebook.com/akkermanvasya
2

Ты меня больше не вдохновляешь



Иногда ты сидишь в баре, пьяный вусмерть, чтобы о работе больше не думать, и тут она - царевна Красного вина. Ну и ты гусаром - оп-ап! Не успел глазом моргнуть, уже смузи дома делаете вместе, сельдереевый сок жмете (хотя ты от такой херни блюешь) - в общем love, и трахается она сносно. Деградируете вы, значит, под романтикой, планы какие-то совместные строить стали. Даже мамка поуспокоилась на тему борщей. Конечно, ведь ты теперь хоть и вечно бухой, но сытый. А что еще мученице надо - скинуть такой же мученице. И вот все вроде бы прет, как у счастливчика Люка, или как от пол-литра виски, но тут, откуда ни возьмись, лунный календарь запретил тебе стричься, вогнал в депрессию - и она больше не твой любимый трек. Но с треком так всегда. Из-за чрезмерного повтора он никогда не доживает до лета, в котором ты несешься по Садовому кольцу. Однако девушка не трек, и ты действительно в какой-то момент подумывал о совместных детях, а тут это вдохновение, которое прошло героиновым кайфом, оставив маниакальную привычку.

Она больше не кажется винным заводом, с которым ты мог бы не трезветь вечность. Дело не в том, что ее шоколадный пирог стал суше или минет попортился. Да и попа все та же. Просто так бывает. У нее, кстати, тоже. Просто иногда ты надумал себе всякого, назвал это пафосным словом, но одним тусклым вечером перестал себе врать, или может она действительно разрывалась в твоей груди настоящей любовью, но вдруг - пи-и-и-и-и-и-и-и-и-и. Сдохла. Мы же все подвержены моргу.

Мне приходилось испытывать нелюбовь. Приходилось засыпать и делать вид, что я теплый, хотя мои мысли уже давно уничтожали меня другой. Мы находим время для посиделок в баре, прячемся за усталость или вину, когда на самом деле банально ссым сказать ей: “Мы больше не вместе”. Жалеем ее, но больше - себя. Слезы там водопадом Виктория, опять же снова мудаком придется побыть. Сложно это все. Сложнее, чем корабль тащить, как бурлаки. Но ты Ганс, а я Христиан, и сказка кончилась. Бытовуха потихоньку навязывает шизофрению, и так больше нельзя. О, херувимы, я, конечно, пробовал постепенно сливаться, жалея ее хрупкую натуру, но это лишь плодило врагов. Жалость только кажется милой субстанцией, но как накатишь - блюешь дальше, чем видишь.

Я пробовал предлагать дружбу и пытался заверить в том, что не достоин ее, но попадал во все тот же список ненависти. Трюк с исчезанием, как выяснилось, тоже только в случае с Коперфильдом вызывает восхищение. Я пробовал быть ревнивым занудой, и вот тут, надо сказать, пару раз срабатывало. Но сколько из вас так сможет, когда мужское эго больше солнечной системы? Единственный способ, который оставит тебя мужиком, - правда на ковер. Не нужно вдаваться в детали, угрожая ее самооценке какой-нибудь нелепой придиркой. Потому что дело вовсе не в неправильно поставленных тапочках, а в отсутствии любви. Нужно просто сказать (не по телефону. Пробовал - идиот), что это больше не работает для тебя и что нужно расстаться. Не нужно никого жалеть. Пойми и смирись - ты все равно мудак, если решил уйти. Ты все равно потратил ее лучшие годы. Ведь без тебя она могла Нобелевскую премию получить и 10 языков выучить, а тут - ты. Никого не интересует, что вместо тебя был бы такой же говнюк, или она была бы для кого-то сукой. Такова природа. Поэтому найди время для этих слов и будь готовым стать антагонистом. Твоя правда будет жестким, но самым честным поступком, который ты совершал за свою жалкую жизнь, и она не сможет его не уважать, как бы при этом не ненавидела. Если она действительно тебя любит - все равно простит, будет бороться и терпеливо ждать. Если любит себя возле тебя - может, не так это и плохо, чутка побыть сволочью. Мы обожаем медлить с разрывом, каждый раз готовясь к нему, как к концу света, но часто именно этот поступок является началом. Иногда нужно освободиться и почувствовать пустоту, чтобы потом заполнить ее воистину качественным контентом. Пафос прозвучал - аминь.

Подписаться на инстаграм автора можно здесь - https://www.instagram.com/akkermanvasya/
2

Как стабилизировать бабу



Короче, ты любишь её так, что наутро она — всадник-дальнобойщик. Ты образован, красив (как я) и возишь её в Таиланд на зиму. Короче, ты даже кидать её не собираешься как своих партнеров. Короче – золото. Только вот она что-то на налоговую похожа — лицо не праздничное и на прибыль скалится. А еще скандалит как в программе у Андрея Малахова. Ты сначала думал, что это магнитные бури, пмс, кмс, скр и даже плохое настроение. Ан нет — это она — обычная, настоящая, бытовая. Это то, с чем тебе придётся жить, мужик. Это то, что умножится на миллион с возрастом и будет топтать тебя копытцем, даже если ты станешь президентом. Лучше, конечно, кидануть такую принцессу под поезд и пару месяцев пострадать с её предками. Но мы же не хотим как лучше. Мы хотим как у Мумий Тролля – караванами, пароходами, но по любви.

Теперь шутки в сторону — если ты слабее, тебя раздавят. Сдашься Москвой — сожгут, не успеешь подарочную зажигалку достать. Единственный ход в «шах и мат» — выслать её нахер к мамке в Химки или (неважно) на Рублёвку. Только жестокость, только против её обычной схемы, только — пропасть, не позвонить, забить. Только страх. Только если ты более лютый, чем её натура. Вообще, любая девочка требует твёрдой руки. Даже если это твоя собака по кличке Каштанка. Всем нужна твоя сила. Ты можешь умирать как еврей в Египте, но девушка не должна сомневаться в твоей силе. Иначе зачем ты живешь и, тем более, — с ней? С таким же успехом можно приобрести той-терьера или вибратор. Ты пойми — даже Ромео брал на понт, шёл на стрелку и лез под шпаги, лишь бы Джульетта разглядела в нём силу, а не очередного мажора.

Кто только не пытался развести природу — бабок вложено немерено. Но Мать хочет самца, а не сопли. Ты больше не рвёшь тигра голыми руками, мамонт не ссытся по коленкам, учуяв твои подмышки, и только она осталась всё той же — ищущей лучший генофонд. Ничего не изменилось. Девушка нынче сильная не потому, что на кикбоксинг пошла, а потому, что у мужика между ног поуменьшилось. Поэтому обнажи клыки, придави лапой, и, если надо, - испугай. «Книгу Джунглей» писал вполне себе городской.

Подписаться на инстаграм автора можно здесь -
https://www.instagram.com/akkermanvasya/
2

Бабы с которыми надо переспать хотя бы раз



По интернету шастают познавательные тексты о том, какие книги нужно прочитать и фильмы посмотреть, чтобы не загнуться под тяжестью невежества. Короткий курс по реинкарнации из быдло в быдло, читающее. Интеллектуалочка - это все замечательно, но есть у мужчины одна незамысловатая слабость: бабы.

Итак, кого же нужно отлюбить, прежде чем тебя сожрет сифилис и твой член будут обгладывать алчные червячки?
Неотесанные мечты о супермоделях ушли в прошлое. Вернее остались там, в 90-х, где-то на восходе этой пронюханной профессии на Руси-Матушке.


ЖИРНЫЙ СПИСОК НАШЕГО ВРЕМЕНИ

МОЛОДАЯ НИМФОМАНКА

Речь идет о совершеннолетней, с ангельской внешностью девочке, которая постоянно течет. Тот самый случай, когда течь доставляет удовольствие. Главное условие - тебе за 25. Потому что, если вам обоим по 20, сок прольется мимо. Катарсис извращения возможен именно в момент, когда по ощущениям она становится для тебя юной.
Сочетание упругости и свежести тела с необъятной похотью сделает свое бесстыжее дело. Маленькая дрянь позволит запихнуть в себя руку по локоть и возьмет в рот до искренней блевоты.

УЧИТЕЛЬНИЦА

Многим из нас нравилась зрелая, но еще очень даже сносная учительница. Особенно когда у той падал мел и она вставала в заветную позу. Вернуться в школу и закончить дело - все равно что влезть на Эверест и залупить селфи. Мало кому это удается, но коль осилил, даже если по предмету было два - считай, наверстал. И на Эверест, кстати, можешь смело забить.

ДЕВУШКА-АЗИЯ

Желательно, конечно, мяукающий Китай, хотя Япония тоже мАгЁт. Тут бесценным опытом становятся звуки, которых ты никогда не добьешься от европейки. Особенно оценят садисты: многие тональности будут походить именно на адскую боль. И, конечно, запах. Ведь у них абсолютно другие тренды на вонь. Вообще путешествовать - это прекрасно, и многое о культуре страны можно понять именно через женщину.

ДОЧКА ВЛАДЕЛЬЦА ПОХОРОННОГО БЮРО

которая с детства помогала папе на работе. Выражение ее лица замерло невозмутимой лопатой, а взгляд перманентно и профессионально выражает грусть. Помимо стеба с тобой может случиться воистину странный секс в загробном стиле. Тишина будет пронзать перепонки. Сам ты можешь тоже смело молчать и не корчить лиц, ведь она привыкла к немногословным пацанам, которые закапывают. В тусовке, что называется.

БЫВШАЯ

в которую ты был безумно влюблен, а она вынула твой мозг и сыграла Фламенко на твоих нервах. Делать это нужно годы спустя, в момент, когда бизнес прет и от любви остались лишь воспоминания. Глоток приятных эмоций гарантирован.

СОТРУДНИЦА ПРАВОВОГО АППАРАТА - СУД ИЛИ ГЕНПРОКУРАТУРА

Во-первых, форма: настоящая, пропитанная законом и хорошим коньяком; во-вторых, если верить правилу 5 рукопожатий…

ЗРЕЛЫЕ КРАСАВИЦЫ

по которым уже хорошенько проехалось одиночество и ненужность, выдавив понты из пор. Такие будут стараться очень, как на Олимпиаде. Особенно если ты молодой и не лох. Она разрешит тебе все и сразу. И без смазки. Накормит после. Завернет печенье с собой.

ПОДРУГА ТВОЕЙ ДЕВУШКИ

Это целая фаза, через которую прошел абсолютно каждый. Вопрос не мести, но табу, пленившего тебя однажды, когда она, подруга, сидела напротив и отвечала одобрительным флиртом.
Один из самых простых must have в этом списке. Баба бабе - сучка. Дружба там строится на теории Эйнштейна.

ПЫШКА

Без пышки никуда. Ты как минимум должен заценить жировую волну и познать удушение грудью. На волну можно полюбоваться либо сверху, не прижимаясь к животу, либо сзади, если задница авторитетная. С удушением проще. Как только она окажется сверху, ее 7-го размера бюст сам наложится правильным заклятием. Даже самая неумелая кустодиевская красавица оставит жирный отпечаток на твоей секс-карьере. С волнами и удушьем так всегда.
Заканчивает жизненно необходимый список баба, от которой ты хочешь детей. Даже самое грязное будет выглядеть чистым и честным, а рутинная классика выдернет из тебя самые яркие краски оргазма. Плюс, а кто не хочет впоследствии отыметь мамочку?


Написать автору лично можно сюда --
https://www.facebook.com/akkermanvasya
2

Когда тебе за сорок, любовь не кажется меньше



Мы любили друг друга. Ей было 43, а мне - 24.

Если я проснулся не от чавканья - день обещает быть обычным, а это хуже всего. С другой стороны - я тогда жил на Ленинградском вокзале, и утренний минет могла сделать уборщица Фарида или дежурный мент. У Фариды был муж, а ментам я не доверял с детства. На вокзале я оказался от усталости. У меня были деньги поехать в Петербург, и любимая тётя обещала замариновать мясо, но я почему-то остался стоять на перроне. Я сдал свою сумку в камеру хранения и решил провести свои майские праздники в душном зале ожидания.
Первая ночь была тревожней всего. Мне казалось, что мужчина справа хочет меня обокрасть. Я слишком долго прожил в одиночестве. Все, кто задерживался возле меня больше, чем на 2 часа, казались навязчивыми мухами, а насекомых я не люблю.
Меня разбудил отточенный голос диктора. Он обещал, что в 5:30 поезд отправится прямо ко мне домой. Прямо туда, где я впервые влюбился. Я обернулся на табло - всё, а особенно шея, затекло. Надо было прогуляться. Евгения Викторовна продавала китайские игрушки. Она, кудрявая, стояла возле своего лотка и запускала фею из книги про Питера Пена. Пластмассовая игрушка подлетала вверх и снова опускалась на нежные руки Жени. Мы встретились взглядами, улыбнулись друг другу, и на этом всё. Никаких нежностей в переписке, никаких попыток быть кем-то другим. Я поднялся на второй этаж, разбудил Costa Coffee и заказал ей ореховый латте. Самый большой.
Вокзальная романтика не любит ждать. К вечеру Женя отвела меня туда, где никто из вас не был. Точно. За 350 рублей нам выделили подсобку. Женя притащила что-то вроде клеёнки, и мы упали на пол. На её носу проступали веснушки, на её левой икре была нелепая татуировка – черно-белая пантера. Это всё же лучше не получившегося портрета французского бульдога Сэмми на лобке, знаете ли.
Женя была трижды замужем, и её 14-летний сын жил в Клину. В том самом, где меня охватывала депрессия каждый раз, когда я ехал из Петербурга в Москву на машине. А ещё у неё взят кредит на бытовую технику.
Через пару дней я освоился. Менты не трогали, потому что я был дорого одет, а мыться я ходил в раздевалку для персонала. Мой телефон разрядился, и я никак не хотел его вернуть к жизни. Мы гуляли с Женей по перронам, жрали пиццу и сношались до песка везде, где не было камер. Любая стена виделась нам неплохой опорой. Как и любая баба, Женя пыталась меня ревновать - то к Зине из соседнего магазина, то к чересчур опрятной Снежане, которая работала проводницей на Сапсане. Я бы трахнул Снежану, будь я немного расторопнее.

- Нет, ну я понимаю, что Зина моложе, всё ок.
- Может, третьей её возьмём?

Женя делала лица и выходила из подсобки. Я - смеялся и хватался за член. Не знаю, почему. Наверное, от счастья.
На мой 12-ый оргазм Женя кое в чём созналась.

- Ты вообще представляешь, сколько мне лет?
- Конечно. (я вообще об этом не думал)
- Ты извращенец?
- Я ядерный коллайдер.
- Это как?
- Если б я только знал.

Только потрепанный взгляд выдавал Женю. Все остальные части тела, несмотря на 14-летнего сына, зажимали меня между ног молодостью. Я поцеловал её в гусиные лапки и принялся трогать между ног. Это была третья, предпоследняя ночь.
Женя умела наслаждаться. Она не хотела претендовать, и мы говорили о чём угодно, кроме нашего будущего. Ей очень нравились мои рассказы про Италию и про то, как я очутился в Марселе и чуть было не попал в тюрьму. Она любила Москву от безысходности. Она любила её, как и я - за деньги.
На четвёртый день я отнёс телефон в книжную лавку, чтобы он воскрес. Женя уже стояла возле лотка. Конец всегда пахнет грустью. Всегда хочет запятой. Всегда пытается быть грубее, чем он есть. Я вышел на центральную парковку покурить - справа была моя жизнь, слева – неорусский с попытками на северный модерн Ярославский вокзал. Я стряхивал пепел в никуда и пытался быть трезвым.
Когда тебе сорок три, любовь не кажется меньше. Прощаться легче, но не любить.
Я вызвал такси и вернулся в Москву.
Пластмассовая фея из Питер Пена стояла на холодильнике, а я так и не решился запустить её в потолок.

Послать лучи любви автору лично можно тут - https://www.facebook.com/akkermanvasya
2

Моей будущей дочке



Я люблю тебя больше, чем твою маму, и давай не будем откладывать с этим признанием. Я просыпаюсь по ночам и больше ни за кого так не боюсь, как за тебя. Пишу твоей маме каждый день, и скорее всего она думает, что я псих, но мне просто хочется знать, что ты ешь кашу, улыбаешься и всё ещё похожа на меня. Давай купим этот магазин игрушек, хочешь? Только будь свободней меня и ничего не бойся. Я спасу тебя, даже если придётся убить или умереть. Сколько бы ни было у них танков. Лишь бы ты была счастлива.

Нарушай, как я, и ещё больше, люби, как я, и ещё сильнее. Ты самая красивая. Ты как мама, но только ещё в бесконечности раз красивее. Расскажи мне про свои оценки.

Плевать, если ты не научишься плести макраме и будешь любить девочку. Учи языки. Знай больше пяти. Играй на фортепиано и умей смеяться над собой. Я хочу, чтобы ты всё время хотела быть лучше, чем лучшая, потому что ты и так лучшая. Будь хулиганкой, бунтаркой и не бойся ошибаться. Бойся не попробовать. Будь женщиной. Такой же настоящей, как твоя мама, доверяй ей, потому что я её выбрал. И не бойся идти против всех, если уверена в своем чуде. Не умей проигрывать, как папа, но научись отдавать пешку ради короля. Пусть они расслабятся.

Никого не осуждай, потому что все люди - люди, но не верь толпе, она слаба. Восхищайся талантами и признавай лишь мастеров. Будь только собой, только своим голосом, походкой и платьями. Будь неповторимой.

Я люблю тебя больше, чем мою маму, но она не обидится, я знаю. Она всё поймет. Ты поймёшь меня тоже, однажды. Главное, звони мне, когда пришла домой и даже когда будешь совсем взрослой. Главное, буди меня, если тебя кто-то обидел. Для тебя я никогда не сплю. Для тебя я поставлю на место даже Бога, если тот заиграется. Ты обхватишь мой палец всей ладонью, посмотришь на меня мамиными глазами, но моим взглядом, и я всё пойму. Всё приму. Цепляйся ручками и засыпай на моей груди - я буду не дышать, лишь бы тебе приснились любимые слоники. Я люблю тебя больше, чем больше. Даже если тебя ещё совсем нет.

Послать лучи любви автору можно сюда - https://www.facebook.com/akkermanvasya

GoRabbit2016
2

Друг без друга


Несмотря на то что Стёпа грыз ногти, имел в лексиконе слово «чмоки» и при этом носил золотую цепочку толщиной с венскую сосиску, он был приятным человеком. Мы познакомились с ним в Будда-баре. Не помню, почему я там оказался, но помню, как Стёпа разлил на меня сладкие шоты и начал (что странно для его внешности) добродушно извиняться. Он предложил мне выпивку, попросил на баре салфетку, и к 5 утра толпой в 50 человек мы все отправились к Стёпе на афтепати. Когда мы приехали, сначала я думал, что это коттеджный посёлок, но нет - это был Стёпин дом, Стёпин лес, Стёпино озеро, Стёпино и т.д. А ведь он сам ходил за выпивкой к бару. Признаться, пока мы ехали, я отрезвел. Через двадцать минут снова отрезвел. Совсем на подъезде я снова отрезвел и захотел спать, поэтому человек по имени Тимофей проводил меня на 3-й этаж, и я отрубился. Утром сушило прилично, и вообще это неприлично. Чем именно занимался Стёпа, я вам сказать не могу, но и так понятно - чем-то, да занимался.

После этого раза, кроме Стёпиного дня рождения и его развода, который пришёлся на 9 мая, мы особо и не пили, хотя виделись часто. На охоту ходили, рыбу удили. Хороший был у Стёпы лес и, главное, даже если кабан резвый, там ведь всё равно в конце забор. По будням Стёпу было практически не выцепить. Он всё время пропадал то в Европе, то ещё где-то не знаю где. Он не говорил, а я и не спрашивал. Как-то раз он позвонил мне ночью, явно пьяный.

- Ты когда-нибудь ел французских раков?

(Мы никогда не здоровались, словно не прощались. Диалог начинался так, как будто кто-то из нас только что пописать сходил и вернулся. Мне это нравилось.)

- Нет.

- А хочешь?

- Ну, можно.

- А ты где сейчас?

- Что, прямо сейчас будем есть?

- Ну, надо ведь ещё долететь.

К 6 утра мы приземлились на Стёпином самолёте в Шарль-де-Голль. Ну, что я могу сказать, биск - это по мне. А ещё у Стёпы было три здоровых пса-Бетховена. Причём купил он их именно из-за фильма.

Поначалу я жутко не доверял Стёпе - какой-то взрослый, супер-богатый, одинокий мужик тянется к пацану и вместо тусовок, полных женщин и кайфа, сидит с ним томными вечерами у камина, ржёт, пьёт, рассказывает истории как будто не про этот мир, но главное - делится собой, своей душой, а, я вам могу сказать, Стёпа и завалить кое-кого успел, и даже себя пару раз. Как он только этот добродушный позитив в себе держал - совсем непонятно. Про жену он ничего не говорил. Я только понял, что она была его четвертой. Про первых двух он рассказал мне всё (видимо, любил), про двух остальных - ни слова. Единственный раз, когда я видел в его доме девушку - это был не характерный для нашей встречи понедельник. Я подходил к двери, когда та открылась, и вышла пухленькая симпатяга. Она не ответила на моё «здравствуйте», села в машину и уехал прочь. Это была его дочь Виолетта. Его слабое звено. Единственная, кто мог сделать ему по-настоящему больно и кто делал. Но вернёмся к нам со Стёпой. Он был интересным, но местами жутким. Я всё ждал подвох. И ждал. И ждал. Потом перестал и снова стал ждать, но тот так и не наступил. Мы просто крутецки проводили время, просто сидели на берегу Стёпиного озера и ловили шведский лосось, просто садились в Бугатти вейрон и играли в Need for Speed со Стёпиной охраной. Правда, охрана по-моему не знала о том, что они в игре. В какой-то момент я перестал искать мотивацию, причины и начал наслаждаться нашими встречами наотмашь. Меня пробило на советоваться, делиться и, надо сказать, Стёпа сделал меня легче, избавил от каких-то (возрастных) переживаний и подарил такие лайфхаки, что, если совсем прижмёт, начну барыжить ими, как химоружием.

Ну а зимой, в воскресное утро, Стёпа умер - сердце. Я позвонил с идеей привязать к гелику трос и погонять на сноуборде, но на другом конце ответил Тимофей.

- Здравствуйте Василий, Степан Юрьевич умер.
- Что?
- Умер.
- Это шутка?
- В кресле сидит, не просыпается.

Но я уже не слушал, я бежал к машине. Когда я приехал, в доме была его первая жена. Оказывается, мы оба друг друга очень хорошо знали. Скорая как всегда не спешила.

На похоронах выяснилось несколько вещей: первое - Виолетта от второго брака, но жена номер два не пришла, хотя жива-здорова; второе - из той оравы, что была на Стёпином дне рождения, пришло от силы человек 15, включая меня, хмурого грузина и Стёпиного двоюродного брата Григория; и третье - Стёпин начальник охраны носит носки цвета фуксия. Последнее, признаться, было самым неожиданным. Стёпа мне про него такое рассказывал, что я был уверен - кроме чёрного цвета этот человек ничего не видит. Хотя, может, поэтому и нацепил по ошибке, но уточнять я не стал.

Только после Стёпиной смерти я всё понял. Мы оба любили питьевые йогурты, носить кимоно и настоящих женщин. Мы оба знали в них толк. Мы выбирали правду, а значит - одиночество, а значит – творчество, и пускай в очень разных плоскостях. Мы были похожи.

В наследство от Стёпы я получил коробку с Дженгой. Тимофей вручил её мне со словами: «Степан Юрьевич, я знаю, покупал её для вас». Внутри коробки была записка – «Другу».


Послать лучи любви автору можно здесь - https://www.facebook.com/akkermanvasya
2

Никого не жалко



«Ну откуда я мог знать, что у меня хламидии? Вот ты палец порезал - больно, кровь хлещет и всё понятно, а эта херня же молчит», - жаловался и потягивал бутылочку пива Костик. Я участливо поднимал глаза и шипел фломастером по раскраске, которую отобрал у племянника двумя днями ранее. В любой другой день я бы с удовольствием проникся чьими-нибудь ЗПП, но этим утром я хотел одного — оторвать себе башку, чтоб не болела. Уж не знаю, чего я так вчера разошёлся. Наверное, магнитные бури.

«Она мне теперь без презерватива никогда не даст. А может, ей что-нибудь купить?» - продолжал накручивать себя Костя. По идее, я должен был его успокоить, но вместо этого очень хотелось бить его по лицу. Напихать ему в рот носков, лишь бы молчал. Я доел последнюю фисташку, поднялся с дивана, расстегнул ширинку и стал мочиться на Костин резной стол, который он припёр с Бали. Костя молча смотрел то на моё лицо, то на член. «У тебя что-то типа нурофена есть? – спросил я. – "Где-то саридон был, сейчас принесу", – он медленно поднялся с кресла и, не отрываясь от моего десятого чуда света, побрёл к шкафчику, на котором стояла корявая икебана Светы, той самой счастливой обладательницы Костиного хламидиоза. Свете было 22, она корчила из себя свободного художника и пыталась популяризировать свою мазню через нас, приходя на дни рождения и прочие праздники с полотнами вместо нормального подарка. Отнюдь, единственным поклонником её творчества был Костик. Он обрамлял её бездарные картины в рамочки и вешал у себя в зале. У Кости был вкус, но, видимо, Светы в его голове тогда было больше. Поначалу я хотел найти в ней хорошее. Костик ведь мой друг, но, увы, кроме бестолковой ревности и постоянных скандалов, я так ничего и не нашёл. Она одевалась как колхозница, вела себя как колхозница и, не удивлюсь, если тайком читала журнал «7 дней». Уверен, что в постели она вела себя как и все остальные ТП, которые считают своё тирамису лучшим в этом городе - "радуйся, что раздвинула ноги, я ведь такая секси". Я запил саридон пивом и предложил обсудить хламидии на свежем воздухе.

На улице была пьяная весна. Ну, или таблетка подействовала, и я снова подумал о том, чтобы пропустить по стаканчику. «Чебурек не хочешь?» - мы приближались к Сухаревской. Там на углу была шикарная чебуречная «Дружба». В ней собирались заядлые алкашки. Туда любил захаживать и я.

Мы взяли по чебуреку и мерзавчик с коньяком, встали за отдельный стол и молча проглотили тепло. Косте не терпелось продолжить, но он не решался. Видимо, понимал, что всё это выглядит жалким занудством: «Я устал», – он вдруг впервые за эти пол года признался в своём несчастье. Мы хлопнули ещё по стаканчику: «Иногда я просто хочу взять её за волосы и раскрошить череп об какой-нибудь косяк», – я приободрился. «А где ты хламидии цепанул?» - до меня наконец дошло, что Костя хотел рассказать про свой левак, а не про Свету. Люблю весну, в ней столько скрежета.

Костю несло лавиной. Он так сильно восхвалял бледные ноги новой подружки, что я даже стал подумывать - а друг ли мне Костя? Когда коньяк и чебуреки закончились, мы вышли в теплую Москву. «Так пошли Свету на ***», - пьяный и потому счастливый, я всё-таки решил дать дельный совет. – «Не знаю, Вась, она же такая кнопочка», - размазал соплю по Сретенке Костя, и я вдруг понял проблему. Вдохнув полной грудью то, что в этом городе называют воздухом, я захотел в баню. «Пошли в баню?» – мы двинули в сторону Рождественского бульвара. Моя зажигалка закончилась, и я искал глазами магазин. Вроде алкоголя было выпито достаточно, а проблема оставалась неизменной - жалость. Именно она не давала Косте нормально сходить в туалет. Он не был кретином, но пережитки родительского воспитания, как шрам, ныли в его извилинах на плохую погоду и не разрешали поступить, как надо. Как его отец терпел невыносимую мать, так и Костик - всё время хотел как лучше, но вместо этого огребал. Жалость уничтожала его и Свету, которой просто необходима была боль. И чем больнее, тем лучше для неё.

Мы дошли до Сандунов и повязали на грудь простыню. Без пива и конской колбасы этот день казался мне просранным, поэтому я заказал и то, и другое. Жалость коварней, чем пиво после коньяка. Со вторым ты хотя бы можешь закинуться активированным углём и проблеваться, если надо. Жалость же нащупывает места послабее и вдаривает с ноги. Портит всё вокруг, а особенно внешний вид. Я вот Леру жалел два с половиной года, и что? Отвечал на смс, рассказывал ей, что люблю, лишь бы она не плакала на том конце. Цветы на Восьмое марта в другой город заказывал. Спал и спал с ней в обнимку, когда она приезжала по делам. И что? - Ненависть. Я - говно. Мы слишком хотим быть хорошими, и именно это делает нас самыми большими злодеями.

Я прикончил пинту пива и решил заказать кваску. Я никогда не дружил с мерой, но сегодня был особенный день.

Послать лучи любви автору можно сюда - https://www.facebook.com/akkermanvasya
2

Мне казалось, я тебя знаю



О, мой бог, мой продуктовый напротив и часы, которые я перестал носить. О, эти прокуренные стены.

Мы встретились с Лерой на танцах диско. Я, пьянющий в глупость, наступал и дёргал шеей как индус. Обычно это ноль шансов, но Лера ответила. Эта девочка вела себя так, словно я давно её муж и она всё про меня знает. В её взгляде было умиление. В моём - а вот хрен его поймешь, я был очень пьян.

На моей кровати спала рыжая, редкая. Я разложил её волнистые локоны лучами солнца и сфотографировал. Это была наша третья суббота и весна, уже сухая и тёплая. Я курил на балконе и смотрел на церковь через комариную сетку. Внутри было ощущение любви ко всему. Я чувствовал себя большим, всемогущим и потому лёгким, как бензин. Я парил над Москвой и одаривал каждого утреннего бегуна, каждого бомбилу или просто грязь на асфальте улыбкой. Чувство победы. Чувство, когда всё удалось и кажется, что бы ты ни захотел – из-под земли выроется, но будет. Таким чувством наполняла меня Лера и успешная монетизация учебников по истории искусств. Я тогда только переехал в Москву, и меня пригласили на домашнюю вечеринку. Там всё и случилось. Выйдя из туалета, я перепутал двери, и вот она висит на стене. Я поинтересовался, кто это, но владелец знать-не знал, что неслыханно богат. Я тут же скинул холст по вотсапу знакомому эксперту (Фламандская живопись), и через месяц мы с экс-владельцем погнали в Амстердам отмечать сделку. Чувак таких денег даже понять не мог, не то, что в руках держать. Короче, пока Лера спала, я курил в окно и думал только обо одном - почистить зубы, а потом как пойдёт.

Вообще я неплохо отношусь к Копперфильду и Дэвиду Блэйну, но рыжеволосая, с веснушками на всё лицо исчезла. Всё на месте, кроме неё. Я даже в шкаф с обувью заглянул - её там не было. Зато в холодильнике лежала обойма актимелек. Я выдернул из картонки до последней и заполнил стакан. Когда я был сверху, Лера всегда обхватывала меня всем телом как мишка коала, сжимала до трясучки и затем отпускала, расправляя руки как на распятии. Как если бы ты долго висел над обрывом, держась за камень, и вдруг сдался. Ей нравилось быть жертвой. «За кофе пошла», - подумал я и что скорее всего. Мы были оба про детали. Вода из душа захватила мои плечи и начала скатываться по ногам. Музыку на мобильном прервало сообщение. «Лера», - улыбнулся я и намазал зубную щётку. Она звонила мне по любому сомнению. Ей нравились мои решения, мне - нравилось, как она рассказывала дурацкие истории и заканчивала их ничем. Ей казалось, что главное - середина, а не развязка, но я любил её за всё. Её всю. Все эти её загоны на тему стерильной чистоты и широких бёдер, которые были идеальными. Красавицы почему-то всегда неуверенней всех. Я приоткрыл дверь душевой и пауком затащил полотенце как жертву. Весна - это не просто тепло, это надежда. Она, как Бог, про которого ты помнишь и кому ты молишься, когда всё остальное подвело. Зеркало в уборной запотело, а я поднял телефон: «Тебе салат взять? Ау. Ау. Ау. Ау. Ау. Ау. Ау. Ау», - отвечать было поздно. Я протёр зеркало ладонью и начал позировать. Я ведь позер.

Я начал волноваться после пятой сигареты - пачка закончилась. Съел квашеной капусты и написал Лере: «Ты на прогулке?» - я поощрял такие вещи. Потом позвонил, потом включил музыку и решил раскупорить бутылку коньяка - заорал домофон. Я не спешил открывать, я танцевал перед дверью как Джеймс Браун, но больше как дебил. Джеймс Браун был гением, я - влюблённым безумцем. На пороге стоял курьер с посылкой. Он был похож на креветку и зажимал коробку словно баре. Запах метро и дешёвых сигарет - я предложил ему сто рублей и сделать селфи. В коробке был сюрприз для Леры. Бог похож на каплю говна, которой нужно совсем чуть-чуть, чтобы всё испортить. Я никогда не ошибался, и если ошибался, то только насмерть. До тюрьмы, пули, ненависти, до комы. «Ну где ты, б***?» - я перебирал варианты и вытаскивал из стеклянной вазы шоколадки. Я совсем не умел ждать. В коробке Леру ждала сумка цвета блюмарин. Она мечтала о ней, а мечты должны сбываться. Тем более у Леры.

Вообще, по российским меркам, пропажа женщины - это не пропажа - плюсы со всех сторон. Но я пока что расстраивался. Шоколадки закончились, я надел кеды и отправился вниз - вдоль по Цветному - вверх по Рождественскому. Лера ревновала меня в особо крупных. Она часто параноила из-за наркотиков и поэтому не имела соцсетей. Лере было 20. Лере было важно всё то, что неважно совсем. Она кусала глазами прохожих, хотела обхитрить весь мир, но мир был умнее. Я дошёл до Мясницкой.

Лера пропала как шариковая ручка. Она не выходила на связь и не встречалась по пути. Я бы ни за что не пропустил её. Эта девочка светилась.

Вернувшись домой, я стал волноваться по-настоящему. Периодически, когда мозг допускал худшие из вариантов, я открывал фейсбук и листал девочек, разглядывая профили. Меня это успокаивало. Ближе к ночи, когда варианты перешли все границы адекватности, я решил позвонить её друзьям и родителям. Именно в этот момент меня охватил ужас - кому звонить? Я ни разу не видел этих людей, не знаю, кто они. Мы всё время встречались где-то или у меня. Я не знал ни где Лера живёт, ни какая у неё фамилия.

- Алло, полиция, у меня Лера пропала.

- Какая Лера?

- Ну Лера, моя девушка, рыжая с веснушками.

Нам кажется, что, если мы с кем-то спим, знаем повадки, слабости, что, если с нами делятся секретами и оставляют сменные трусики, мы знаем этих людей. Это была наша третья и последняя суббота.


Послать лучи любви автору в личку можно здесь - https://www.facebook.com/akkermanvasya
2

МОСКВА ВЫРЫВАЕТ КИШКИ ПРИЕЗЖИМ



Спотыкайтесь, выцарапывайте кровью своё имя на ХХС и, если надо, ревите в подушку, но только не сдавайтесь. Никто не будет вас жалеть и мяукать домашним котом. Москва любит сплетни, наркотики и лучших. Москва всегда вырывает кишки приезжим, и вопрос лишь в том - умеешь ли ты собирать и зашивать.

Я не москвич и не учился в 57-ой школе. А ещё я не играл с твоим братом-племянником в футбол и вряд ли уже буду. Пошёл третий год в Москве. Я пью практический каждый день, практически с утра. Я ухажёр сразу нескольких дам и жую детский орбит. Сначала Москва казалась мне приветливой, радушной. Я ведь на Сапсане приехал, вырос в Англии, короче, сраный мажор - так себя уговаривают те, кто никак не может попасть туда, куда я, пьяный, вползаю. Никому не интересно, что я жил первый месяц в йога-клубе и везде, куда приютили, курил хабарики пять кругов подряд и не жрал две недели, пока не нашёл работу. На меня смотрят небрежно владельцы столицы. Я обитаю в чёрных списках нескольких гламурных заведений, но, признаться, - всё тут колхоз после лондонских тус, закрытых джентельменских клубов и ресторанов, где знают про вкус. Помню, как блевал в Tape London и любил свою минус 4-ую первую любовь в туалете Drama Park Lane. Я - нищеброд. Всё, что у меня есть в Москве, - это текст и две сестры. Меня начали звать именно за текст. Сначала в общей рассылке фейсбука, потом лично. Денег не прибавилось, но всё равно приятно.

Писал я писал, ну и дописался до своей первой супер-пупер закрытой олигархической тусни. Нет, вы поймите, я и до этого на таких мероприятиях был, но это был блат, блудняк, молодость, это не считается. Это как когда ты в бильярде дурака закатываешь - вроде очко, но ты не испытываешь от него никакого удовольствия. А тут всё по-чесноку, всё сам. Короче, я как всегда неправильно оделся и пошёл. По дороге меня сбил блатной джип и протянул 50 тысяч рэ, а это был косарь зелёных - я согласился и пошёл дальше - на самое светское мероприятие этого вечера. В Домодедове так не шманают, как эти ребята на входе.
В таких местах, где на меня смотрят особенно косо, я всегда заказываю чего-нибудь покрепче, а также побольше орешков, чтобы они закончились. Чтобы тем, кто пришёл по настоящему приглашению, не досталось. Так я и поступил. Было много красивых платьев, много известных лиц и тех, кого я не знал вовсе, но, судя по их костюмам, - должен был. Стою, значит, ледышку за щекой мучаю, никого не трогаю, и тут ко мне девочка подходит - лет 17-ти от силы.

- Вы Аккерман, я Вас читаю.

Я уже практически смирился, что мне стали «выкать».

- И как?
- Вы очень талантливы.
- Что?
- Вы очень талантливы?
- Что?
(обожаю, когда мне это повторяют, и особенно когда всё громче и громче)

- Хочешь ледышку пососать?

Я демонстрирую свою щёку и протягиваю стакан.

- Хочу Вам пососать.

Кстати, хорошее мероприятие, и канапешки - объедение.

- Что? (это уже я решил на всякий случай уточнить)

Юная кокетка вытаскивает из моего стакана ледышку и, смачно облизывая, засовывает её в рот.

- Пошли.

Она берёт меня за руку и спускает на второй этаж. В принципе, я не против туалетных минетов, но всё-таки - сколько ей лет?

До туалета мы не дошли, хотя я бы после трёхсот и кофейной встречи до зашёл бы с удовольствием. Мы вышли на балкон курить. Она достала свои тонкие, я - свои крепкие.

- Мне 20 и я козерог.
- А я люблю бобров. Они забавные.
- Так мы идём в туалет?

Я всегда влюбляюсь именно в таких - истинных крутышек, которые знают про себя всё и не пытаются мне ничего продать. После них больнее всего. Мы зашли в роскошный туалет, и она присела на корточки. Никогда не видел в уборных таких люстр. Какой-нибудь мурановский De Majo, не меньше. Я вам так скажу: в Большом - бюджетный варик.

Мы вернулись наверх и растворились в дорогих духах, словно никто сейчас не глотал. Я нашёл мужика с устрицами и опрокинул пятёрку, не отходя от кассы. Потом еще пятёрку и два канапе с сёмгой. Когда я кончаю, мне всегда хочется завоевать какую-нибудь страну. Если в первые пять минут этого не происходит - я иду к холодильнику чего-нибудь сожрать.

И вот 11 часов вечера. И вот все вдруг замолчали. И вот я проглотил свои коронные пол-литра - вошёл Он, усталый, но мощный как вурдалак. За ним шли трое, а Он - был в своих мыслях. Он был лёгким, но тяжёлым. Он пришёл последним, но главным. Только что с самолёта. Бармен запах мочёй, подавая ему виски. Первой, кого Он поцеловал, была красавица-жена, потом - дети. Она была не из тех, кто подключился к его успеху, но которая была его частью. Я сидел на слишком удобном пуфике, когда он подошёл пожать мне руку. Я - встал. Харизма из таких людей прёт как из меня блевота, когда я перебрал и отдаю душу. Всё здание принадлежало ему. Собравшиеся обняли его кругом. Его правая рука лежала на барной стойке, владела ею, левая - дирижировала собравшимися. Может, занять у него денег?

- Так, а давайте на этот фильм пойдём? (он говорил со своей семьей)
- А я уже его посмотрела.
- То есть уже дошло до того, что жена ходит без мужа в кино?

Он строил из себя простака, и все смеялись от его величия. Даже я. В этот момент мне пришла смс от любовницы, но Он смотрел на меня, и я не стал отвечать. Его общество было приятней, хоть я всю дорогу молчал. Кто-то щипнул меня за попу, я обернулся. Это была таинственная девушка (козерог по гороскопу) 20-ти лет. Это была московская осень, наглая и грязная. Таких больше не будет. Будут одобрительные рукопожатия, конверты, восхищения и пьяный блеск в глазах, но не она - первая, сквозь боль, но чистая - за талант. Я вдруг поймал себя на мысли, что хочу хотя бы раз в жизни выпить виски так же, как и Он. Туалетный минет был один из лучших. Через пару дней я узнал, что чудо-девочка — юноша. Мальчики в Москве такие - девочки.

Послать лучи любви автору в личку можно тут - https://www.facebook.com/akkermanvasya